Уж лучше не родиться!..

,

Уж лучше не родиться!..

Российский парадокс: те, что говорят о росте населения, закрывают родильные дома

Дошла очередь до Большого Болдина

 

С 1 апреля прошлого года закрыли роддом в Краснооктябрьском районе, уже третий год в Чкаловском районе нет своего родильного отделения, недавно лишились его и женщины на Ваду, а с 1 октября в Ваче. Последний – тот, который музыкант Растропович 15 лет назад открывал и оснащал новейшим оборудованием. Роддом в Ваче уже становился эпицентром скандала. В 2001 году на заре путинских реформ врачей учреждения заставляли брать зар­плату… навозом. Из 400 работников больницы согласие тогда на выдачу зарплаты навозом подписали только двое. Нависла угроза и над роддомом в Большом Болдине…
Первый человек, с которым я встретился в Болдине и переговорил, был председатель агропромышленного комитета областного Законодательного cобрания Н.П. Шкилев:
– Николай Павлович, говорят, роддом в Болдине закрывают.
– Я слышал об этом. Что тут сказать? Говорят: не рожают! Будем, конечно, защищать, хлопотать и отстаивать роддом.
Растеряна и полна тревоги главный врач центральной районной больницы Елена Левандовская.
– За 2010 год у нас 67 родов. Мы проанализировали ситуацию, посчитали женщин детородного возраста и пришли к выводу: всплеска рождаемости в районе пока не ожидается. А в областном министерстве здравоохранения уже предупредили: если в ЦРБ меньше ста родов в год – будем закрывать родильные отделения. Родов мало, квалификация врачей снижается, нужного оборудования нет. И современное оборудование дорогостоящее, с дорогими медицинскими препаратами. Но наш район отдаленный. До Починок – 50 километров, до Лукоянова – 70, а до перинатального центра в Арзамасе – все 150! Если пациентка с риском заболевания, с возможными осложнениями во время родов, с уже имеющейся патологией? Как и на чем довезти ее до роддома? Решения в министерстве принимают, но никто не говорит, как его выполнить? А если женщина уже со схватками поступила? Везем с акушеркой в Лукоянов. И она рожает в дороге. Такие случаи уже были у нас: родила женщина в машине по дороге в Починки, когда у нас в Болдине роддом ремонтировали. На всех совещаниях и курсах говорят: направляйте людей в перинатальный центр. А как туда доставить роженицу? Это будет моя головная боль, и все претензии ко мне. Вверху решения принимаются, законы издаются, а как они будут работать внизу, никто не думает и не знает.
В большеболдинской районной больнице работают по сменам две машины «скорой помощи». Один водитель дежурит, другой отдыхает. Дежурная машина увезла роженицу в перинатальный центр за триста километров в оба конца. Район остается без «скорой помощи». Без нее больные остаются даже тогда, когда машина просто уехала на вызов в отдаленное село. А в Болдино часто заезжают иностранные туристы. А если один из них заболеет? Что ему сказать? «Извините, потерпите, «скорая помощь» у нас на экстренном вызове»? Что делать? Иметь больше машин – ответит каждый здравомыслящий человек. А что имеем в жизни? Сокращение объемов горючего для «скорой»! Вот это по-нашему! И уже даже привычно. У нас давно и постоянно говорят одно, а делают не только другое, но прямо противоположное! Елена Михайловна поясняет:
– Бензин урезали, учитываются только экстренные вызовы «скорой». Вообще не считают выезды бригады врачей: педиатра, хирурга, терапевта на прием больных в селах. А отдаленные от нас за 30 километров! За перерасход бензина мне уже был упрек в областном министерстве.
* * *
Но Левандовская хотя и врач, но все же начальник, правда, самый низовой. А что думают по этому поводу рядовые врачи? Я встретился с Михаилом Веренковым. В Большеболдинской ЦРБ он работает на полставки хирургом, на полставки – акушером-гинекологом. Разносторонний специалист! Спрашиваю Михаила Александровича:
– Что повлечет за собой закрытие родильного отделения?
– Увеличится детская смертность, а может, и материнская.
– По каким причинам?
– Представьте себе: к нам поступает женщина, роды через три минуты. Что делать? Везти в Арзамас? В Лукоянов? Нет, конечно. Будем принимать роды здесь. И кесарить будем, если не плановый, а экстренный случай: кровотечения, отслойка плаценты. Женщину спасти может только экстренная операция. Куда ее везти? Только бы здесь успеть! Да и остальные роженицы далеко не все будут в Арзамас ездить. У одних просто нет такой возможности, у других – желания, у третьих нет денег. Даже даем направление женщинам, а они не едут. И приходят к нам через несколько дней на роды ложиться. А кто со вторыми, третьими родами – те просто приходят к нам рожать. Есть и такие беременные, которые даже на учет-то не встают! Какие для них направления? И все это притом что почти половина родов со средней и высокой группой риска, роды с патологией: отеки, лишний вес, увеличивается рост кесаревых сечений. Сама женщина родить не сможет. Ведь сейчас беременные ничего не делают, даже физкультурой не занимаются. А надо бы! Раньше до последнего работали, в поле рожали, таких операций было меньше. Есть и более серьезные осложнения – отек мозга, неудержимые судороги.
– И всех их придется возить?
– Нужен специальный транспорт, сопровождающий специалист. Как успеть довезти, когда роды непредсказуемы? Может, и схваток нет, а через полчаса – роды. В Арзамас же ехать минимум два часа. Рожать в машине? А если у женщины перечисленные осложнения, разрывы? Как человека спасать? Возможностей для этого будет очень мало. Если закроют родильное отделение, то всем туго придется: и медицинскому персоналу, и врачам, и мамам, и деткам. Рожать у нас в любом случае все равно будут! Но как? Роддома нет – и специалистов нет!.. А вы представляете, какое столпотворение в Арзамасе будет? Народу – половина области, а персонал тот же. Нагрузка на врача в разы возрастет. Внимания к каждой беременной будет очень мало… Раньше медпункты в селах потому и назывались фельдшерско-акушерскими пунктами, что там опытная акушерка могла принять роды. Медицинские услуги приближали к человеку. Теперь они от нас за 150 километров. Далековато не только для зимы, но и для лета.
– Что вы могли бы предложить руководителям медицины конкретно?
– Оставьте хотя бы все, как есть! Обеспечьте самым необходимым роддома на местах. И стройте себе перинатальные центры!
Но медицинский чиновник неумолим. Оказывается, уже сейчас не выделяются в роддома для тяжелых новорожденных медицинские препараты. Считается, такие должны лежать в перинатальных центрах.
Что же рядовые люди думают по этому поводу? Отрекомендовался в приемном покое. С готовностью поделилась горем медсестра.
– Мы все так расстроились, когда такую новость узнали! Все люди очень переживают. Как же нам без роддома? Без него нельзя!..
Уже уходил. На крыльце роддома встретились три женщины-пациентки. Спросил и их, одна охотно ответила:
– «Скорой» на всех не хватит. Надо будет машины нанимать. А это не по карману малоимущим селянам.
А вторая на удивление повторила фразу медсестры, которую я поначалу посчитал преувеличением, метафорой:
– Будут на крыльце роддома рожать. Нельзя закрывать!
Нет кадров в роддомах? А кто будет работать за гроши? Сравните ваши зарплаты и пенсии с получкой врача. У него их не хватает на бензин и на коммунальные услуги. Гинеколог Ольга Васина в Ваче с главной работы и трех подработок, вкалывая с утра до ночи, не получала в месяц и восьми тысяч рублей. Половина из них уходила на коммунальные услуги. Доколе будет все это? Неудивительно, что средний возраст медработников в Ваче 52–54 года.
статья взята из газеты http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=589978

Related Post

Добавить комментарий