Нижний Новгород пушкинских времен

Нижний Новгород встретил поэта полосатым шлагбаумом и еще в 400 саженях до него — деревянной некрашеной пирамидой с двумя губернскими гербами и рядом стоящим мышиного цвета верстовым столбом с надписью на дощечке: «Граница Нижегородского уезда». Сразу за шлагбаумом слева нагромождением каменных масс возвышался женский Крестовоздвиженский монастырь. Вдоль тракта тянулась каменная высокая ограда с соборным пятиглавием за ней и башенкой «святых ворот».

Ранее здесь, близ городского кладбища с церковью конца XVIII столетия, стояли лишь ветряные мельницы. Теперь же вырос целый каменный городок. Собор был построен в 1819-1823 годах по проекту архитектора И. И. Межецкого, но ко времени приезда Пушкина уже требовал капитального ремонта. Для предстоящих ремонтных работ и строительства новых келейных корпусов около монастырских стен были сложены огромные клетки кирпича, горы песка и прикрытые рогожами бочки извести, придававшие всему строению неряшливый и неприглядный вид.

Миновав монастырь, дорога вытянулась вдоль канатных заводов. Собственно, «заводами» их назвать было трудно. Они представляли собой рубленные сараи с примыкающими к ним «полями», на которых сушилась намотанная на козлы бельная бечева и смолились судовые канаты. Заводы оставались от тракта справа, а слева начинались строения ямских слобод города. Дома здесь были небольшие, в основном трехоконные, но сравнительно новые, выстроенные по типовым фасадам 1808-1811 годов.

Пересекая овраг и дамбу Покровских прудов, Московский почтовый тракт сливался с главной верхнепосадской Большой Покровской улицей. Жили здесь в основном дворяне, отставные полковники и генералы, чиновники из «статских и титулярных». Хотя большинство домов были деревянными, но обязательной принадлежностью их фасадов были колонные портики, лоджии и балконы мезонинов, свидетельствовавшие о стремлении их владельцев не отставать от «духа времени».

Впереди показались башни и стены Нижегородского кремля. Здесь, на верхнепосадской площади,- конец старого Московского тракта. Главная городская площадь была хотя и обширной, но тесно застроенной: в центре возвышались древний Благовещенский собор и церковь Алексея Митрополита, обстроенные крыты ми лавками и амбаришками. Как ни противился тому губернский архитектор Иван Ефимов, доказывая, что лавки нарушают красоту архитектуры и вовсе не предусматривались проектами, церковный причт настоял на своем, считая не возможным лишиться столь доходной статьи.

Ориентируясь на Дмитриевскую башню кремля, от площади разбегались веером улицы: Тихоновская, Варварская, Алексеевская, Большая Покровская.

Площадь между Варварской и Алексеевской улицами занимала губернская почтовая контора, куда прибывали и откуда отъезжали почтовые тройки. Двухэтажный каменный дом и два одно этажных флигеля были построены еще в конце XVIII столетия по «образцовому фасаду» для почтовых домов губернских городов: над почтмейстерской палатой второго этажа главного дома возвышался треугольный фронтон, окна были убраны в характерные для провинциальной архитектуры того времени кирпичные рамки с ложными «замковыми камнями», над дверью, по сторонам, зияли две круглые закопченные ниши, куда помещали в ночное время керосиновые лампы.

Когда-то почтовая контора была гордостью главной городовой площади, но к приезду Пушкина штукатурка местами обвалилась, обнажив кирпич, трудно было определить даже цвет давно смытой краски. На углу Алексеевской улицы и площади располагался одноэтажный, в три окна домик для ямщиков и почтальонов. Прямо напротив него, через улицу, стоял деревянный дом мещанки Калмыковой и два одноэтажных каменных ветхих дома Кокоревой с грязно-серыми покосившимися заборами (место здания совр. Выставочного зала). Строения давно требовали капитального ремонта, но на ходатайства владельцев губернское правление постоянно отвечало отказом, намереваясь в скором времени снести эти дома и возвести на этом месте огромный каменный корпус верхнепосадских общественных лавок. Пока же лавки располагались в деревянных рядах, прилегающих по сторонам к Дмитриевским кремлевским воротам. Справа, в ряд с лавками, стояли «питейный дом» и полицейская будка, а слева тянулся длинный деревянный одноэтажный лавочный корпус с коваными дверьми.

Сторону площади напротив кремля, между Варваркой и Тихоновской, занимали здания губернской гимназии. Было их три: трехэтажный главный учебный корпус в девять окон и два двухэтажных флигеля по сторонам, занимаемые квартирами учителей.

Сама площадь была частично замощена булыжником, но работы здесь продолжались вплоть до 1836 года.

За время пребывания в Нижнем Новгороде, 2 и 3 сентября 1833 года, Пушкин дважды встречался с военным губернатором Михаилом Петровичем Бутурлиным, в том числе и во время званого обеда в его доме. Так что он мог до вольно хорошо познакомиться с Б. Покровской от площади до спуска к Лыковой дамбе.

Покровская улица была выстлана булыжником, и дома здесь были в основном кирпичные, добротные. Справа, по сторонам проулочного прохода к верхнепосадской Никольской церкви, стояли каменные дома с лавками церковного причта, а далее — одноэтажный дом вице-губер натора, в котором ничто не напоминало, что в нем когда-либо жило второе по рангу лицо губернского наместничества. Он казался таким ветхим и неказистым, что смахивал на конюшню. Миновав городские дома князя Волконского и Камышева, Пушкин увидел отблескивающее свежей краской каменное здание, стоящее через улицу напротив губернаторского дома. Шестиколонная лоджия, поднятая на невысокую цокольную часть, с большим искусством прорисованные элементы декоративного убранства, гармоническая согласованность видимых частей — все выдавало руку опытного зодчего-строителя, от личную «архитектурную школу». Дом дворянского собрания (ныне Дом культуры им. Я. М. Свердлова), построенный в 1822-1826 годах по проекту и под надзором губернского архитектора, академика архитектуры Ивана Ефимовича Ефимова, был гордостью нижегородского дворянства.

Казенный дом военного губернатора был по строен в 1796 году первым губернским архитектором Я. А. Ананьиным. Сначала он пред назначался для вице-губернатора, кремлевский дворец которого занял после ликвидации Ниже городского наместничества «начальник губернии».

Однако после пожара 1806 года вице-губернаторский кремлевский дом был отдан чиновникам погоревших присутственных мест. Губернаторы заняли тогда деревянный казенный дом на Большой Покровке, а для вице-губернаторов было куплено место с одноэтажным дворовым строением в приходе Никольской верхнепосадской церкви, о котором говорилось выше.

К 1833 году первоначальный фасад губернаторского дома на Покровской улице претерпел некоторые изменения: ранее четырехскатная кровля возвышавшейся центральной части была заменена на двухскатную, исчезли четыре деревянные колонны, некогда поддерживавшие треугольный фронтон дверей балкона и т. д., но сам балкон с четырьмя колоннами все так же выступал прямо на улицу, нависая над проезжей частью. Кроме того, правое крыло здания было разобрано, и на его месте возвели каменное, сохранив прежнее решение фасада, но не сколько изменив расстояние между окнами.

2 сентября Пушкин побывал и на территории знаменитой Нижегородской ярмарки, проделав единственно возможный тогда путь с верхней части города; через кремль по Ивановскому съезду, через всю Рождественскую улицу к плашкоутному мосту через Оку.

Арочный проезд в кремль с деревянным полотнищем ворот располагался справа от Дмитриевской башни. Проезд был как бы стиснут с одной стороны кабаком, а со стороны башни — Г-образным корпусом деревянных лавок.

За крепостной стеной справа возвышались леса строящегося кафедрального Спасо-Преображенского собора с колокольней-башней, слева отблескивал ровной поверхностью пруд Сарка,

Для Пушкина Нижний Новгород всегда оставался «отчизной Минина», и потому можно полагать, что поэт задержался в кремле, чтоб осмотреть обелиск-памятник в честь великого гражданина России, о котором так много говорили в столице. Разговоры эти велись потому, что скульптурная группа «Минин и Пожарский», выполненная академиком И. П. Мартосом для Нижнего Новгорода, так и не была установлена на родине героя, а куплена казной, увезена в Москву и там заняла свое место в центре Красной площади, напротив гостиных рядов.

В Нижнем же Новгороде старанием и трудом профессора архитектуры А. И. Мельникова и скульптора И. П. Мартоса был открыт обелиск.

Прямо за обелиском, на одной оси с ним, возвышалось однокупольное здание Успенского собора со строгими портиками дорического ордера, построенное по проекту А. И. Мельникова.

Рождественская улица хотя и пролегала в определившихся к тому времени четких границах, но имела особый облик — здесь господствовал торг с его рядами, лавками, купеческими доходными домами, многочисленными часовнями и церквами: Иоанна Предтечи, Николы, Троицы, Козьмы и Дамиана, Рождества. Мелководная к осени речка Почайна отделяла мостовыми настилами два огромных корпуса торговых рядов, смотрящихся в улицу ионическими колоннадами галерей второго этажа, на которых всегда толпился люд. За ними, примыкая друг к другу, в ряд «фасадом», выстроились дома с лавками по первому этажу.

Миновав усадьбы Голицыных и Строгановых, Рождественская улица, огибая монастырскую гору, спускалась в Нижне-Благовещенскую слободу и отходила вправо, к плашкоутному мосту через Оку, который соединял город с ярмаркой.

Ярмарка строилась быстро и по единому проекту. Всеми работами и проектированием ведал талантливый инженер Августин Августинович Бетанкур, желавший видеть ярмарочный архитектурный ансамбль «величайшим в Европе». Основные здания — главный дом и собор — бы ли поставлены на одной оси с мостом через за тон (плашкоутный располагался правее). Ориентируясь на них, рядами выстроились много численные корпуса лавок.

Поперечную ось ярмарки создавали длинные корпуса китайских торговых рядов с флагштока ми над шестью башенками. Первоначальный архитектурный ансамбль ограничивался лишь территорией, обведенной каналом, который А. Бе танкур проектировал для подвода судов с грузом прямо на территорию ярмарки.

За каналом, недалеко от мечети, располагались выстроенные на «казенной земле» князем Шаховским для своей домашней труппы «комедиантские балаганы». Театр представлял собой длинный сарай с каркасом из стоек и был лишь обшит снаружи в один тес. Деревянный потолок был подвешен только над парте ром, амфитеатр же, рассчитанный для «подлой публики», уходил под самые балки кровли.

День 2 сентября 1833 года был столь насыщен впечатлениями, что Пушкин поспешил поде литься ими с Натальей Николаевной, записав во втором в этот день письме жене свои ощущения от прогулки по уже закрытой ярмарке: «Я ходил по опустевшим лавкам. Они сделали на меня впечатление бального разъезда, когда карета Гончаровых уже уехала».

Добавить комментарий