«…Он не дожил до Победы, но умер, чтоб она была!»

Здравствуйте, уважаемые сотрудники редакции газеты!
Обращаюсь к вам довольно, может быть, неожиданным письмом.
Меня зовут Галина Семенова (Самсонова). Я – ваша землячка. Родилась в Сормовском районе г.Горького. А родители мои – уроженцы Б.-Болдинского района: Самсонов Александр Петрович и Бескрылова Валентина Андреевна. Мама в настоящее время проживает в Нижнем Новгороде.
Несмотря на то, что волею судьбы я живу в Тамбове вот уже без малого четверть века, по-прежнему считаю себя сормовчанкой, нижегородкой. И часто вспоминаю места, где прошло моё счастливое и беззаботное детство – с.Раздолье, что в Б.-Болдинском районе. Село, к сожалению, разделившее судьбу многих таких вот маленьких российских сёл и деревень.
Давно уже нашего красивого местечка с таким замечательным названием – Раздолье – не существует. Но я знаю, что в Б.-Болдинском районе и даже в самом с.Б.-Болдине проживают ещё бывшие односельчане из с.Раздолье Илларионовского с/совета. И поэтому очень надеюсь, что вы найдёте возможность опубликовать моё письмо и они его прочтут.
А суть моего письма в следующем. Как и многие советские семьи, семья моей мамы потеряла в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. родных. Не вернулись с фронта двое маминых братьев – Бескрыловы Владимир и Николай. Недавно, потеряв уже надежду на то, что мне удастся что-то новое узнать о судьбе Бескрылова Николая (о судьбе Владимира нам известно уже с 1986 года), я в очередной раз зашла на поисковый сайт «Мемориал», и в очередной раз бесполезно – никакой новой информации нет. Решила открыть поисковую строку на Бескрылова Владимира и поняла, что не имею права молчать, потому что в базе данных этого сайта и Владимир значится без вести пропавшим с марта 1944 года. И долг мой во имя его памяти рассказать о его воинской судьбе и славе. Чтобы живущие ныне его односельчане узнали, где воевал, как и где погиб их земляк.
Предыстория такова. В 1986 году наша семья получила письмо от руководителя группы «Поиск» одной из школ г.Керчи. Из письма мы узнали, что в 1985 году поисковиками на месте прошедших боёв, на месте высадки десанта в ноябре 1943 г. в пос.Эльтиген, были найдены останки павших защитников Крыма, Керченского полуострова, и среди них останки моего дяди – Бескрылова Владимира Андреевича, 1922 г.р., уроженца с.Раздолье Б.-Болдинского района. И это совершенно точно. Его имя было идентифицировано (направлялся запрос в Центральный архив Министерства обороны СССР) по номеру ордена Отечественной войны II степени, которым он был награждён, найденного вместе с останками.
И в праздничные победные дни 1986 года нам (всем его трём сёстрам и нам, двоим из его старших племянников) удалось побывать на этой легендарной и святой, так обильно политой кровью наших солдат, земле, встретиться с руководителем поисковой группы – учителем школы № 7 г.Керчь Ларионовой Любовью Семёновной, с её (тогда уже сильно пожилой) матерью – участницей керченского партизанского движения, с санинструктором полка, в котором воевал Володя. Столько лет прошло, а я и сейчас волнуюсь, когда вспоминаю, что тогда видела и узнала. Хотя, возможно, даже ещё сильнее, потому что более 20-ти лет сама уже мать. Бескрылов Владимир погиб осенью (в ноябре) 1943 года в рыбацком пос.Эльтиген (ныне – пос.Героевское). Это место называют «Огненная земля Эльтиген».
Об этих трагических и драматических событиях есть информация в Интернете, в мемуарах военачальников (в частности, полковника В.Ф.Гладкова) – непосредственных участников этих событий. Там же можно найти карты, схемы боёв.
В ночь на 1 ноября 1943 года через Керченский пролив в районе пос.Эльтиген высадился десант – воины 318-й Новороссийской стрелковой дивизии 18-й армии Северо-Кавказского фронта под командрованием полковника В.Ф.Гладкова, 386-го Отдельного Краснознамённого батальона морской пехоты Черноморского флота под командованием капитана Н.А.Белякова, 142-го Отдельного батальона морской пехоты 255-й Краснознаменной морской стрелковой бригады Черноморского флота под командованием майора С.Т.Григорьева. 3 ноября и в последующие дни на Эльтиген высадились 335-й гвардейский стрелковый полк под командованием полковника Н.И.Нестерова, 195-й горно-миномётный полк, подразделения сапёров, связи, медсанбаты.
И среди них – Бескрылов Владимир Андреевич, командир пулемётного расчёта 3-го стрелкового батальона 1337-го стрелкового полка 318-й Новороссийской стрелковой дивизии.
36 суток удерживали десантники плацдарм, несмотря на многократное превосходство противника в живой силе, вооружении и боевой технике. «Фашисты бросали против десантников танки – с суши, самолёты – с воздуха, блокировали самоходными бортами, вооружёнными средней артиллерией и крупнокалиберными пулемётами, торпедные катера били по берегу торпедами» (из воспоминаний участника событий комсорга 1337 ст.полка В.И.Золотухина, г.Днепропетровск).
Роль этой десантной операции в истории Великой Отечественной войны трудно переоценить. Истинное количество погибших, наверное, никто и никогда не узнает. Как написал мне в письме В.И.Золотухин, комсорг полка, в котором воевал Володя, перед операцией все документы были сданы, дневники вести было запрещено. Задача этого десанта была в отвлекающем маневре – принять на себя всю мощь укреплённого района, чтобы дать возможность основному десанту подготовиться и высадиться в другом месте, северо-восточнее Керчи. Ясно, что это значило тогда – фактически на смерть эти люди шли.
Когда мы стояли на месте гибели Володи, там, где были найдены его останки, было совершенно понятно, почему это место получило такое название – «Огненная земля». На высоком холме хорошо укреплённый плацдарм (противодесантная оборона противника и минные заграждения Керченского пролива), артиллерийские батареи противника. А внизу, сколько глазу видно, кажущийся бескрайним и бесконечным Керченский пролив… В ту тёмную штормовую ночь осени 1943 г. десантники, высаживающиеся на плотах, катерах, рыбацких судах (мотоботах) и ослепляемые мощными прожекторами, были для противника, как на ладони. Осознание одного только этого требовало большого мужества и отваги.
Морские пехотинцы – «чёрные бушлаты» отличались отчаянным героизмом и бесстрашием. До крымского десанта на Эльтиген Володя был участником ожесточённых боёв за г. Новороссийск в июле 1943 г. Этот плацдарм получил название «Малая земля». Свой орден Отечественной войны II-й степени этот молоденький сельский паренёк морской пехотинец и комсомолец Бескрылов Владимир получил в бою за высоту «Долгая» в районе г.Новороссийска.
Он – участник войны с 1941 года. В октябре 1942 года был ранен. Принимал участие в таких двух масштабных операциях: освобождение Северного Кавказа и Крыма.
Останки моего дяди – Бескрылова Владимира Андреевича – захоронены на городском воинском кладбище г.Керчь. Чётко, как солдаты в строю, торжественно и скорбно стоят одинаково белые обелиски на братских могилах погибших советских воинов. На братской могиле, где покоятся его останки, табличка: «Здесь захоронены мл.лейтенант Рогозин М.И., капитан Улан и 18 неизвестных солдат» (на момент захоронения по поводу Володи ещё не был получен ответ на запрос от Центрального архива Министерства обороны).
Один из наших великих русских полководцев (кажется, А.В.Суворов) сказал: «Война не окончена, пока не похоронен последний из погибших солдат…». И судя по тому, что и столько лет спустя погибших помнят их потомки, ищут родственники (достаточно заглянуть на поисковые сайты в Интернете) и, к сожалению, не находят, война эта не закончится никогда…
Но для одного из них – Бескрылова Владимира Андреевича – её можно считать законченной. Имя, подвиг и место захоронения его останков известны.
К величайшему сожалению, его мама (моя бабушка) Бескрылова Матрёна Фёдоровна так и не успела узнать о судьбе одного из двоих пропавших своих сыновей. Чуть-чуть не успела. Она умерла в 1984 году. Но мы тогда взяли горсть земли с места гибели Володи и с места захоронения и привезли на могилу его матери. И это всё, что мы могли сделать для них.
И ещё один совершенно мистический и удивительный момент произошёл в те дни, когда мы были в Керчи. Моей маме приснился необычный сон: она поднимается куда-то вверх по очень высокой лестнице с множеством ступенек, и вдруг маленький мальчик вкладывает в её руку свою ладошку и (как это обычно делают маленькие дети), переступая маленькими ножками, поднимается вместе с ней по ступенькам… Мы все тогда подумали, что это Володина душа так к родным своим прикоснулась…
А ещё мой младший брат (Николай Самсонов) под впечатлением от этих событий изъявил желание служить морским пехотинцем. Не случилось. Но три года честно отдал Военно-морскому флоту (так что преемственность поколений налицо).
Вот такая история. Вот такая судьба солдата. Судьба, так похожая на судьбы тех, кто не вернулся с полей той войны. И всё же у каждого она своя. И это просто замечательно, что числившийся по документам без вести пропавшим он имеет право остаться в нашей памяти (не только родных) как участник героических событий. Володя не был женат, когда погиб. Но, может быть, была у него девушка… Невеста, которая обещала ждать… Я чувствую себя глубоко виноватой, что не написала об этом раньше, потому что все меньше остаётся в живых его односельчан. Тех, кто мог его помнить. Но если прочтут об этом даже мои ровесники-земляки, они тоже поймут, о ком идёт речь.
1 ноября 2013 года исполнилось ровно 70 лет со дня высадки Эльтигенского десанта. И, значит, 70 лет со времени гибели Володи. А 27 ноября отмечается День морской пехоты. И мне очень хочется, чтобы вы нашли возможность опубликовать моё письмо, чтобы ныне живущие его земляки вспомнили его и почтили его память. Володя погиб далеко от дома. Там, на «Огненной земле» в Крыму, в маленьком рыбацком посёлке пролилась его кровь. Но погиб он там за свою семью: маму, своих сестрёнок, за свою малую родину – удивительное и прекрасное местечко в Б.-Болдинском районе с таким совершенно замечательным названием – Раздолье.
А имя его навсегда вписано в Книгу Памяти Нижегородской области (том 3).
С уважением,
Галина СЕМЁНОВА.
Тамбовская обл., пос. Строитель

Добавить комментарий